«Лица России XVII-XIX веков»

Мастер-класс по живописи
«Искусство против кризиса»
ведет мастер-класс
Олег Федоров

Помещения выставочного зала "Ходынка" теперь называется Ground Moscow, новый сайт: groundmoscow.com

Русская и европейская портретная гравюра и литография XVIII – XIX веков

Дата открытия: 
28 сентября (ср)
Дата закрытия: 
9 октября (вс)

«Лица России XVII-XIX веков».
Выставка  в ГВЗ «Ходынка», которая состоится с 28.09 по 09.10. 2011 года,  представляет русскую и европейскую (если на ней изображен подданный  Российской Империи)  портретную гравюру или литографию XVIII – XIX веков из собраний Е.П.Романовой и Р.Я.Штеренгарца. Эстампы демонстрируют развитие гравюрного и литографского искусства, его связи с живописными и акварельными портретами,  его особые выразительные возможности. Гравюры и литографии, представленные на выставке и на диске (DVD), приложенном к каталогу, демонстрируют различные художественные направления и стили, различные техники. Здесь гравюры, выполненные на меди и на стали, резцом и пунктиром,     меццо-тинто; офорты, ксилографии, литографии.… Все это имеет не только художественную, но и большую историческую ценность.
Искусство существует всегда в своем времени, а художник, живущий в это время, сохраняет для истории видео ряд Божьего мира: природы и архитектуры, а главное, людей живущих в этом мире и создающих его, их окружение, интерьеры, предметы быта и труда.…     А это значить, что все исторические события прошлого и людей, творящих историю, мы видим глазами художника, современника этих событий и этих людей (за исключением иллюстраций к литературным произведениям).  По другому быть не может, точнее не могло в то время, когда не было других средств и способов «остановить время» (фото, кино и т.д.).
        В своих воспоминаниях Людвиг Рихтер рассказывает, как  он вместе с тремя товарищами затеял написать уголок чудесного пейзажа, причем и он и его товарищи твердо решили ни на волосок не отклоняться от природы. И хотя оригинал у всех был один и тот же, и каждый добросовестно держался того, что видели его глаза, все же получились четыре совершенно  различные  картины – настолько различные, насколько различались личности четырех художников. И холсты – то у них были одинаково подготовлены, и набор красок одинаков, и были они художниками одной школы…. Отсюда автор воспоминаний делает заключение, что объективного  видения не существует.  И далее он говорит, что форму, цвет, свет, тени, краски воспринимаются разными людьми и художниками, тем более, различно. И это все зависит от темперамента, психологии, функционального состояния органов восприятия.… И это правильно. Давно известно, что каждый художник пишет «своею кровью». Все различие отдельных мастеров и их «рук» основывается в конечном итоге на беспрекословном признании индивидуальности творчества. На выставке и в каталоге Вы найдете подтверждение этой мысли, когда будете рассматривать портреты одних и тех же лиц, выполненных разными художниками.
        Можно сколько угодно анализировать темперамент художника, его школу… - это не объяснит нам, каким образом возникло произведение искусства. И перечисление всех различий между несколькими художниками, есть лишь уход от главной проблемы, ибо дело не в нахождении этих различий, а в том, что бы показать, как все эти художники, идя различными путями, создали одно и то же: великое искусство.     Поэтому, когда говорят об успехах в создании портрета, о прогрессе известной эпохи в области портретной живописи и гравюры, то и под этим следует разуметь нечто вещественное, связанное с первоначально  данными формами изображения.
         Хотя в феномене линейного стиля в рисунке и гравюре, линия означает только одну часть портрета, и контур неотделим от очерченной им головы, однако, все же можно воспользоваться популярным определением и для начала сказать: графический стиль видит в линиях, живописный в массах. Видеть линейно значит, в таком случае, что смысл и красота вещей отыскивается, прежде всего, в контурах – и у внутренних форм есть свои контуры, - что глаз движется вдоль границ и как бы ощупывает  края изображаемого лица, между тем как видение в массах имеет место там, где внимание отвлекается от краев, где контур в качестве зрительного пути стал более или менее безразличен глазу, и основным элементом впечатления являются предметы как видимые пятна. При этом безразлично, говорят ли такие пятна как краски  или же только как светлости и темноты.
        Для искусства портрета, особенно графического портрета, требование единообразного оптического постижения, строго говоря, не существует. Некоторые художники на своих портретах тщательнейшим образом гравируют детали вышивок и мельчайших ювелирных изделий. Напротив, другие, изображали одежду в виде неоформленной массы – они хотели сосредоточить взор зрителя на главном -  лице,  а все остальное воспринималось как целое. Все это Вы сможете разглядеть на эстампах, представленных на выставке.
Интерес homo sapiens к особенностям своего физического облика, облика своих соплеменников насчитывает тот же возраст, что и его история, подтверждением чему являются мифология, творчество древних художников, в центре которых всегда находился человек. Этот интерес не случаен и возник не только из праздного любопытства. Воспринимаемые групповые и индивидуальные физиономические образы являлись не просто отражением окружающего мира, а необходимой частью реального существования. Для узнавания «своих» существовал характерный набор «сигнальных» признаков и система их распознавания. В этой роли у человека выступали заметные морфологические особенности, формировавшиеся, в частности, на костях и мягких тканях лица, которые передались современному человеку. Роль лица как жизненно важного источника информации исключительно разнообразна. Скажем, по комплексу физиономических черт (с учетом прочих характеристик) формируется представление человека о самом себе и соседе, своей и его внешности, своей и его социальной роли в конкретном социуме в связи с этнокультурной, языковой, религиозной, профессиональной, возрастной, половой, семейной и другими принадлежностями. Кроме того, физиономические особенности стоят в ряду приоритетных параметров, конструктивно влияющих на выбор брачного партнера, процессы коммуникации, адаптации и социализации. Такая роль внешности базируется на установленной психологами потребности воспринимать и быть воспринятым. К этому нужно добавить, что антропологические признаки лица воспринимаются людьми в качестве этноопределительных и, в частности, этнодифференцирующих. Словом, как информационный комплекс, оно запускает знаковую ситуацию и позволяет перейти от «хаоса неопределенности» к возможности выделить главное и отбросить несущественное, становится маркером важной информации как для принимающей, так и для передающей стороны.
          Но почему мы должны называть эту деятельность искусством? Прежде всего,             по-видимому, большинство авторов, изучавших изобразительную деятельность людей древнего мира, наряду с утилитарной необходимостью, о чем мы сказали выше, не отрицали эстетического наслаждения, которого не могли не испытывать его творцы и заинтересованные зрители. Это, ко¬нечно, уже было искусством для искусства. Однако долж¬ны ли мы думать, что искусство, глубоко слитое со всей жизнью наших пращуров и связанное с материальными требованиями этой жизни, само по себе не приносило творцу и зрителю радости?
Эстампы, представленные на настоящей выставке и в каталоге (на DVD), экспонировались на множестве выставок, которые  рассказывали посетителям этих выставок о  многовековой российской цивилизации, об истории и культуре страны. В России было немало выставок и изданий, посвященных портретной графике. Каждое из этих изданий посвящено или одному историческому периоду, или  семье Романовых, их окружению, военным, дворянскому сословию и т. д. и т. п. Нам  хотелось бы, чтобы  на нашей выставке и в каталоге были  руководители страны,  ее герои и писатели, поэты и музыканты, политики и образ простого народа страны, который делал ее историю тысячелетия.
Нам кажется, что в России должны быть  и такое издание, и такая галерея, так как портрет – это лицо народа, который существует тысячи лет. Зачем нужно такое издание и такая галерея? Ответ напрашивается сам собой. Они заставят людей задуматься о самих себе, об истории страны, о своей роли в этой истории. И понять, что Россия бессмертна, что она жила, живет, и будет жить.
      В Лондоне есть Национальная портретная галерея, а где находится Национальная портретная   галерея России? Ни в  Москве, ни в каком другом городе России, насколько это нам известно, ее нет в отличие от многих столиц мира.
В российских музеях и галереях, в частных собраниях есть великолепные собрания эстампов (гравюр, литографий), в которых значительную часть составляют портреты людей многих поколений и всех сословий страны, но они практически недоступны для населения (исключения редкие выставки эстампов). Нужно  осознание необходимости создания такой галереи и такого издания.
      Основатель Лондонской национальной портретной галереи шотландский историк     Томас  Карлейль (1795–1881) писал: «Любой портрет природой своей как бы     превосходит полдюжины «биографий» в том смысле, в каком биографии пишутся.      Или лучше скажу так, – я вижу портрет, как горящую свечу, при свете     которой нужно читать эти биографии. Тем самым достигается человеческое их  понимание».
      Смысл этого высказывания, мне кажется, достаточное обоснование для создания любой Национальной портретной галереи. Нужен свой портрет нации. В него должны войти  все, без исключения,     многонациональные, исторически значимые россияне, нужен портрет страны,  нужен свой портрет – лицо нации, людей, внесших вклад в историю, развитие и культуру народов России. 
     Пожалуйста, вспомните, как мы с любовью и грустью смотрим на старые фотографии семейных альбомов или на старые фотографии и     миниатюры на книжной полке или гравюры в папке, видеоряд  нашей собственной истории, хронологии, долгой жизни нашего дома. Они  могут помочь ответить на извечные вопросы: откуда я? почему я такой? кто  мы? Что очень и очень важно для всех нас индивидуально.  И не менее   важно для всех живущих в России, для большой семьи народов, живущих в ней. Такая галерея и такое издание  необходимы!  Для поиска самих себя, нашего прошлого. Портрет может вызвать у зрителя желание узнать об этом человеке как можно больше, т.е. повлечет за собой интерес к истории своей страны.  К сожалению на этой выставке и в этом каталоге Вы не найдете исторической справки о людях изображенных на гравюрах – перед нами не стояло такой задачи – это не подъемно для выставки и каталога такого масштаба
      Цель галереи «лица России» – дать возможность всем кто интересуется историей страны, и помочь оценить достоинства тех   личностей, которые создавали и создают историю и культуру России. А также и содействовать изучению и пониманию графического портрета.
В ходе общей эволюции российского и европейского искусства в гравированном портрете, так же как и в живописном, естественным образом отражались приметы всех стилистических направлений. Связанный единым критерием европейской эстетики, он менее других искусств наделен чертами российской национальной школы.
Портрет как таковой интересен самим фактом изображения определенного лица, являясь свидетелем его физического существования или существования как литературного образа. Когда же его героем становится исторически известная личность, чье имя сохранилось в сознании многих поколений, этот интерес только усиливается. И по мере того как живая память о нем уходит в прошлое,  а созданные его изображения проходят проверку временем, его личность вызывает повышенный интерес. Нам кажется, что тайна таланта великих мастеров прошлого предполагает соответствующую неординарность в создании гравированного портрета.
Честь и хвала художникам, чьи творения приближают нас к постижению сути вещей, сама история человеческого существования потускнела бы без сокровищ их искусства.
Нам представляются очень значимыми лица, представленные на выставке и в иллюстрациях нашего каталога… Портрет сам по себе призванный прославлять и увековечивать, всегда является утверждением важности изображаемой персоны, хотя в нем может быть заключена как заслуженная слава одних, так и суетные амбиции других.  Разумеется, хочется увидеть, в какую внешнюю форму понадобилось природе облечь удостоившегося портрета и, возможно, не напрасно принято считать наружность верным отражением сути человека.
В истории культуры художнику, бесспорно, принадлежит особое место. Его творческая энергия создает целые миры, материализует красоту и безобразие в прекрасные или отталкивающие образы, запечатлевает реальность, спасая ее лик от забвения. Мы почти не задумываемся над этой неоценимой миссией художника продлевать быстротекущую жизнь видимой действительности, над его способностью воплощать даже отвлеченную мысль или портрет по описанию или по памяти, придавать наглядность тому, что ее не имеет.
                У всякого народа есть родина, у нас это  - Россия. Недостаточно отвлеченно признать это, недостаточно признаться в любви к родине. Чтобы быть живой и действенной, любовь должна быть осознанной. Не "любовь к любви", а любовь к истории, культуре и, наконец, к лицу народа. Любовь не должна быть «вообще вселенская», она должна иметь имя, которое в веках, скрепляло всякое общество. Без нее   есть только хаос противоречивых стремлений групп и личностей,    начинается процесс распада. Конкретные люди это не механическая сила и не   проблематическое сознание общих интересов (общий интерес - всегда софизм), они должны растопить и сплавить в единство формы государственную  материю.
            Государство кажется нам самым внешним и грубым из человеческих   объединений. Но оно может жить лишь ценой общих и свободных усилий многих людей, которые вкладывают свои знания, свои усилия в   непрерывное горение костра, называемого государством. Только любовь этих людей делает его существование возможным, поэтому видеть их, сохраненный художником, внешний облик очень интересно.
            Но прежде хочется отдать себе отчет в том, кого мы видим в истории России, что они сделали для страны, за что мы их любим или не приемлем? Хотелось бы увидеть действовавшие лица России, живые лица и близко. А к лицам характеристики их жизни и их деяний во славу или во вред России и ее народа.  И тогда мы поймем и скажем просто и правдиво: что мы любим, кого мы любим и за что любим.
              Мы почти сто лет пили горькую чашу незнания или искаженного знания, и жили с предчувствием, что долгие годы - быть может, целая жизнь - отделяют нас от России, мы испытывали острее  чувство      тоски не по придуманной, а по реальной родине. Советская история, в плену политической коньюктуры и   предрассудков, скрывала, отвергала истинную историю Россию. Что ощущалось всего сильнее в образе  родины? Ее природное, земное бытие: линии ландшафта и воздух родных полей или лесов. Пусть убогая, но милая родина не могла быть    вытеснена из души, ни пропагандой вождей, ни картинами “светлого будущего», ни сладким обаянием этого будущего - это любовь к родине была и есть в крови,  она сильнее нас. И мы томились - кто по березам и соснам северных сторон - помните?     "полюби эту вечность болот - навсегда безысходна их мощь", - кто по    суровым просторам степей, по безбрежной Волге, красоте Кавказа и дыханию восточных  песков. И может быть, всего ярче - как наваждение - овладевал душой  призрак лета, зноя, истомы, золотых снопов и страдного труда …
                На чужбине мы начинаем любить и раздражавшее прежде, казавшееся безвольным и бессмысленным начало народной стихии. Среди формальной   строгости европейского быта не хватало нам привычной простоты и  доброты, удивительной мягкости и легкости человеческих отношений, которые возможны только в России. Все это очень явственно ощущается, когда разглядываешь портреты русских людей самых разных сословий.
               За рубежами страны,  среди чужих ты безошибочно узнаешь россиян. Чужие в минутной встрече   могут почувствовать себя близкими, здесь нет чужих, где каждый друг   другу "дядя", "брат" или "отец". Родовые начала славянского быта   глубоко срослись с христианской, православной культурой сердца в земле, которую "всю исходил Христос", и в этой светлой человечности отношений,    которую мы можем противопоставить рыцарской "куртуазности" Запада, наши величайшие люди сродни последнему мужику "темной" деревни.  Пусть долгое столетие Советская власть  пыталась замутить ненавистью эту человечность - мы знаем:     страсть отбушевала (остались лишь некоторые отголоски - коммунисты и фашисты) и лицо народа просветлеет, отражая "нерукотворный     Лик".
            Лицо России не может открыться в одном поколении, современном нам.  Оно в живой связи всех отживших родов, всех сословий, лица которых и надо показать людям.
Появление Национальной портретной галереи России во многом освободит нас от   призраков прошлого, поможет понять трагедию нашей страны и, что самое       главное, ее будущее. Прошлое, каким бы оно ни было, призвано помочь понять   и оценить настоящее и будущее.
То, что представлено Вашему вниманию на настоящей выставке и в настоящем издании, это лишь некоторое, робкое приближение к тому, чего хотелось бы.
И, с самого начала,  внесем важное предуведомление. Портрет, точнее изображение людей (которое в совокупности своей четче и наглядней отражает эпоху, чем любые другие сюжеты) нужно, прежде всего, смотреть, лучше в оригинале. Любые, самые просторные комментарии на сей предмет, все равно не заменят прямого визуального контакта.
Изобразительное искусство то, о чем (как в критической логике Витгенштейна, согласно которой «…то, что показано, не может быть сказано») нельзя рассказать, по крайней мере, рассказать средствами рационального  дискурса, из которого что-то можно лишь представить умозрительно. Первым импульсом зрительного постижения может послужить и репродукция, сотни которых представлены в каталоге к выставке.
       Таким образом, не только увиденные вами гравюры, но и весь текст, вернее весь каталог  с иллюстрациями,  есть введение. И лишь в этом отношении она может быть хоть как-то, в микроскопически скромной доле самому изобразительному искусству, его разделу «изображение человека» вообще адекватна. Ведь и само искусство, как сказал Г.Кун «искусство есть феномен порога», через который мы видим внутреннее мерцание нашего прошлого, настоящего и будущего…

Примечаение:
На Выставке представлено немногим более 80 экспонатов, на DVD в каталоге более 350 репродукций.

                                                              Штеренгарц Р.Я.