«Пространства. Семейный портрет в интерьере»

Мастер-класс по живописи
«Искусство против кризиса»
ведет мастер-класс
Олег Федоров

Помещения выставочного зала "Ходынка" теперь называется Ground Moscow, новый сайт: groundmoscow.com

Дата открытия: 
28 Ноябрь (ср)
Дата закрытия: 
16 Декабрь (вс)

Семейный портрет в интерьере.

Эту выставку мне хотелось посвятить моему отцу – Горячкину Виктору Ивановичу. Если бы не он, неизвестно как сложилась бы жизнь моя и моего сына. Ведь то, что закладывается в детстве, играет далеко не последнюю роль в нашей жизни.
Отец был человеком общественным, всегда находился в больших коллективах, в центре внимания. И хотя по натуре своей был мягок, в работе – принципиален и требователен. Его любили и уважали.
Это был человек разнообразных интересов: уже в юности стал тренером детских волейбольных секций в летних пионерских лагерях, прыгал с парашютом, играл в городки, любил движение- спорт, велосипед, позже мотоцикл, потом машину, всю жизнь увлекался кино.
Молодыми, родители таскали меня в кино. На обратном пути отец сажал меня на плечи, а голову и ручки я клала как на стол, на казавшуюся мне такой огромной фуражку отца и мирно засыпала. Помню многочисленные лыжные прогулки в любую погоду. Отец впереди - большой и сильный, а я, маленькая - следом за ним в мужских варежках и с лыжными палками во весь мой рост.
Иногда, вечерами отец любил почитать вслух. По окончании второго класса он подарил мне толстую, прекрасно иллюстрированную книгу – «Записки охотника» Тургенева. Вспоминаю, как проливала над ней слезы от жалости к Чертопханову, к его лошади. И до сих пор люблю Тургенева именно по «Запискам охотника».
Как сейчас вижу, как мы с отцом сидим за столом. Он берет лист бумаги, цветные карандаши и начинает рисовать, а я, открыв рот наблюдаю, как постепенно лист наполняется: вот появился домик, с трубой, рядом забор, за забором сад, в саду яблони, а на них спелые, красные яблоки. Цветут цветы, светит солнце. Все это я воспринимаю как чудо, и сейчас точно так же смотрю на тех, кто рисует.
Мой отец был офицером Советской армии. Честен, скромен, немного идеалист, немного старомоден. Он мог, если нужно сыграть или подыграть на фортепиано, спеть или подпеть вторым голосом. На теннисном корте смотрелся как олимпийский бог – спокоен, уравновешен. За всю свою преподавательскую деятельность воспитал и подготовил немало спортсменов, входивших в волейбольные команды ЦСКА и Сборной Союза. Он был душой преподавательского коллектива и любимым наставником молодых офицеров.
Серьезно отец увлекся живописью в зрелые годы. Сначала тщательно и подолгу копировал мастеров, а уже потом со своим приятелем-художником стал выезжать на природу и писать этюды с натуры. Жаль, что все мы не очень бережно относились к его картинам, и немало их пропало при переезде на новую квартиру.
На выставке представлены три копии с картин русских художников - Шишкина «Утро в сосновом бору», Маковского «Дети на реке», Прянишникова «Ночной лов» и пять этюдов с видами нежно любимой им средней полосы России.
Вполне естественно, подражая отцу, я с детских лет стала рисовать. Больше всего любила изображать зиму с ее забавами – игры в снежки, катание с гор, дети на санках, на лыжах, на коньках, избы, дым из труб, замерзшая речка, пруд и горки, горки. И снег.
И также, естественно, со своим сыном, я разрисовывала альбомы, сопровождая рисунки бесконечными рассказами, так что в четыре года мальчик уверенной рукой и толстым фломастером рисовал во весь лист. Лучше всего получались корабли, а начинал он с двух лет с «бури на море» всеми цветными карандашами.
Где-то в середине третьего класса моя родительница отвела меня в музыкальную школу. Туда я ходила только по долгу, и понятно, что не оправдала ее ожиданий – так и не стала, ни скрипачкой, ни певицей. Но музицирование, даже по принуждению не могло не оставить свой след. Музыка со временем стала неотъемлемой частью всей моей жизни. Сына с четырех лет я приобщала к музыке. В десять лет Бах стал его любимым композитором. В институте сын с его приятелями организовали рок-группу .
Я училась в Архитектурном институте с перерывом, начиная на дневном и заканчивая вечерний факультет, а сын потихоньку впитывал азы проектирования. Еще в детстве он проявлял интерес и к искусству и к технике и делал потрясающие композиции из деталей детских конструкторов. Уже тогда было ясно, что в ребенке живет прирожденный дизайнер. Однако по стечению разных  обстоятельств, поступил все-таки в архитектурный.
Несколько лет работал в области промышленного и графического дизайна, рекламной полиграфии и архитектуры интерьера.  В экспозиции представлены несколько его разработок логотипов по программам фирменного стиля. В настоящее время работает старшим преподавателем на кафедре Архитектуры РУДН. Неизменная тяга к Русскому северу и древней русской архитектуре видна в ряде его акварелей – это карельские и беломорские пейзажи, архитектурные фрагменты ансамбля Соловецкого монастыря. Легкость и прозрачность этих работ создает впечатление чистого воздуха, покоя и далеких необозримых пространств.
Супруга сына Евгения Cеменова тоже  профессиональный художник. Она родилась в семье биологов – отец, мать и старшая сестра – всех объединяет одна профессия, а Евгения, в детстве, совершенно самостоятельно решила стать художником. Окончила художественную школу в городе Пущино. Продолжила свое образование и окончила художественно-графический факультет Орловского Государственного университета.  Она большая почитательница природы, любитель современной музыки и дальних странствий .
В экспозиции выставлены ее живописные полотна. Предмет особой ее любви – горные вершины и моря. Путешествия в восточную Азию нашли свое отражение в серии видов Гималайских гор. Ее интересуют необычные краски закатов в горах, контрасты светящихся пиков и темных долин, ночной свет. В Крымских пейзажах – главное действующие лицо картин – море. Оно предстает в различное время суток - то тихое и ласковое, то волнующееся и бурное. Оно живое, оно движется, дышит. Часть картин посвящена природе Подмосковья – города Пущино и его окрестностей. Прекрасны дали Оки, глубина и простор нашей русской природы.
Я сама далека от причисления себя даже к художникам-любителям. Немного рисовала, путешествуя в студенческие годы. На выставке к этому периоду относятся работы в реалистической манере. Затем последовал большой перерыв , когда работа и семья  забирали все время и было не до рисования.
Но где-то в глубине души теплилась надежда . С выходом на пенсию начались болезни и недомогания, и только с помощью психолога  преодолела боязнь чистого  листа. К этому времени можно отнести абстрактные цветовые композиции.
А два года назад я, уже пенсионер с солидным стажем, поступила в Университет искусств третьего возраста при  выставочном зале «Ходынка» и началась новая жизнь. Увлеклась театром, стихами, музыкой. Хочется заниматься всеми искусствами, но живопись требует ежедневной работы и поэтому на следующий год буду заниматься только ею. Думаю, что не поздно, ведь, например Рабиндранат Тагор начал рисовать в восемьдесят лет.  Так, какие наши годы!

                                                                                                                                       О.Горячкина